И хотя кафтан сшит капризной барыне трудно угодить как сшил кафтан тришка

Обновлено: 27.01.2023

Простакова обзывает Тришку мошенником, вором, скотом и т.д. Скорее всего, эти слова никак не характеризуют самого Тришку, потому что госпожа Простакова обзывает всех своих крепостных подобными словами:

". А ты, скот, подойди поближе. Не говорила ль я тебе, воровская харя, чтоб ты кафтан пустил шире. Дитя, первое, растет; другое, дитя и без узкого кафтана деликатного сложения. "

Критика об образе Тришки в комедии "Недоросль"

". Действие открывается тем, что Простакова осматривает кафтан, сшитый Тришкой для сына ее Митрофанушки. Кафтан сшит хорошо, но Простаковой он кажется нехорош, потому что за труды нужно выбранить Тришку.

Видимо, что Тришка уже давно выведен из терпения, и хотя часто бывал бит, однако свыкся с своим положением и упрепился в грубости. "

Это был цитатный образ и характеристика Тришки в комедии "Недоросль" Фонвизина: описание персонажа в цитатах.

Утро. Всевластная госпожа рассматривает кафтан, сшитый портным Тришкой. И хотя кафтан сшит “изряднёхонько”, капризной барыне трудно угодить. “Вор”, “воровская харя”, “болван”, “мошенник” — это наиболее мягкие эпитеты, которыми награждает она своих дворовых.

Частый гость в имении Простаковых — её брат Скотинин, сама фамилия которого говорит о многом. Сегодня он явился к сестре, чтобы назначить день “сговора”. Дело в том, что Простакова, ограбив дальнюю родственницу Софью “на законном основании”, решила выдать её за своего родного брата. Мнения Софьи при этом, конечно же, не спрашивают.

А вот и сын Простаковой — Митрофанушка, в характере которого отчётливо видны черты такого же крепостника, как его мать и дядя. Но в некотором отношении он пошёл даже далее матери. Простакова по-своему любит сына, а недоросль бессердечен и груб с ней. Однако он отлично понимает, кто настоящий хозяин в доме, а потому неуклюже льстит матери, рассказывая свой сон, Митрофан “жалеет матушку”, которая так устала, “колотя батюшку”.

Так начинается действие этой замечательной комедии Д. И. Фонвизина, и перед нами предстаёт жизнь помещичьей усадьбы XVIII века.

Действие 1
Утро в доме Простаковой.
Всевластная госпожа рассматривает кафтан, сшитый
крепостным Тришкой.
И хотя кафтан сшит "изряднехонько", капризной барыне
трудно угодить.
Тришка- крепостной, подневольный человек, но имеет
собственное мнение.
Но барыня, не терпит никаких пререканий и
неисполнения её приказов.
Ей важно показать, что она является хозяйкой, и её слово-закон.
Да и как смеет холоп (''скот'') перечить ей, хозяйке, госпоже.
Каждое утро подобно показанному.
Могут быть другие ситуации, но брань, крики, хамство,
лицемерие, унижение более слабого, ''маленькие''
предательства творятся здесь изо дня в день.
Сам же кафтан - обновка Митрофанушке к сговору
Скотинина с Софьей, дальней родственницей Простаковых.
Отец Софьи умер, когда она была ещё младенцем.
Девушка росла у матери в Москве.
Но уже минуло полгода, как она осталась круглой сиротой.
Простаковы взяли её к себе, чтобы «надзирать за её
имением, как за своим собственным».
Дядюшка Софьи, Стародум, уехал в Сибирь.
На протяжении долгого времени о нём не было никаких
известий, и Простаковы считают, что он давно умер.

Скотинин хочет жениться на Софье - не потому,
что ему нравится девушка, не потому, что он хочет
завладеть её деревеньками, но потому, что в этих
деревеньках много. свиней, а до них он большой охотник.
А Софья ещё не знает, кого прочат ей в мужья.

Софье приходит письмо от Стародума.
Госпожа Простакова, услышав об этом, крайне раздражена:
не сбылись её надежды, дядюшка оказался жив.
Правдин читает письмо, в котором Стародум извещает
племянницу, что делает её наследницей своего состояния,
нажитого им в Сибири, которое даёт доходу десять тысяч в год.
Госпожа Простакова поражена этим известием.
У неё возникает новая идея: выдать Софью за своего сына,
неуча Митрофана.
Действие 2
Через деревню Простаковых проходят солдаты.
Их ведёт офицер Милон.
Он встречает здесь своего старого друга, Правдина.
Тот рассказывает, что состоит членом наместнического
правления. Правдин объезжает округ и особенно обращает
внимание на «злонравных невежд», которые плохо
обращаются со своими людьми. Именно таких невежд
он нашёл в лице Простаковых.

Милон же рассказывает, что он влюблён и более
полугода находится в разлуке с любимой.
Недавно он узнал, что его возлюбленная осталась сиротой
и какие-то дальние родственники увезли её в свои деревни.
В тот момент, когда Милон говорит об этом, он внезапно
видит свою возлюбленную-это Софья.
Влюблённые рады встрече. Но Софья рассказывает,
что госпожа Простакова хочет выдать её замуж за
Митрофанушку.
Проходящий мимо Скотинин тоже бесцеремонно заявляет
о своих видах на Софью.
Правдин рассказывает ему о планах госпожи Простаковой.
Скотинин в бешенстве. На глаза ему попадается Митрофан,
которого ведёт учиться няня Еремеевна.
Дядя желает объясниться с племянником и уж было
набрасывается на него с кулаками.
Но Еремеевна заслоняет собою Митрофанушку и
прогоняет Скотинина.
Действие 3
Правдин, увидев из окна карету Стародума, вышел его
встретить первым. Чиновник рассказывает о бесчинствах
Простаковых по отношению к Соне.
Тут подходит Софья. Стародум узнает племянницу,
они рады встрече.
Дядя рассказывает, что бросил все и уехал, потому
потому что иначе заработать денег, не «променивая их на
совесть» он не мог.
В это время Простакова и Скотинин успели подраться.
После того как их усмирил Милон.
Стародум говорит, что забирает девушку в Москву отдать
замуж. Софья, не зная, что дядя выбрал ей в мужья Милона,
все же соглашается с его волей.
Простакова и Скотинин пытаются его переубедить

Когда я прочитал эту книжку "Недоросль", то сразу увидел Митрофанушку. Маленький такой он был, неказистенький, плюгавенький, но боольшаааая сволочь! И чего только он не вытворял, паразит такой, каждый день над кем-нибудь издевался: то над бедной Лизой, то над Эрастом, а то и над Муму. Вернее не над Муму, а над его собачёшкой. И довёл таки, гад, что Муму не выдержал и пошёл топить сцобачку, хотя и жалко было. Все деревенские робятёшки не любили этого Митрофана и смеялись над ним, и дразнили: " Митрофан, митрофан-дай заехать в барабан. " Мне тоже он не понравился, когда я его увидел в книжке. Какой-то он не такой, вот и бегает целый день по поскотине верхом на палочке, делать то нечего, а даром, что огород не полотый стоит и котэ голодный ходит-мяучит. Придёт Митроха домой, залезет на печку и давит клопов или в Танки играет. Радива ишо тогда не было и дискотек тоже, скучно было Митрохе. А Простакова ему и говорит: «Сволочь ты, Митроша! Шёл бы ты учиться на фешеля, они много зарабливают. Будешь меня на старости лет лечить, да коров всяких с поросёнками. А то только и знаешь соплями швыркать, паразит ты этакий!» Не надо было мне его увидевать, на кой чёрт он мне сдался? Но Марья Степановна велела прочитать этого "Недоросля", куда деваться? Ну, увидел я его и что? Как будто прибудет чего у меня или поумнею? Вот увидел его и ночью сегодня плохо спал, всё мерещится Митроха со своим поросячьим брюхом и вечно сопливым носом, зенки так и рыскают кругом-где бы чего стянуть. Ой. не видеть бы мне его больше никогда, но наверно придётся, вдруг завтра спросят, а чё сказать-не знаю.

Гж. Простакова, рассматривая новый кафтан Митрофана, ругает Тришку за то, что тот обузил и испортил вещь. Она отправляет Еремеевну за портным, а Митрофана — за отцом.

Простакова, называя Тришку «скотом» и «воровской харей» , ругает его за испорченный кафтан. Тришка оправдывается: он самоучка. На это Простакова отвечает, что первый портной тоже ни у кого не учился. На что Тришка гениально возражает: «Да первый портной, может быть, шил хуже и моего» .

Простакова ругает мужа, что он от нее скрывается, и просит решить спор о кафтане. Простакову кажется, что кафтан мешковат (т. е. большой) . Простакова бранит мужа, а тот отвечает: «При твоих глазах, мои ничего не видят» . Простакова сетует, что Бог дал мужа-глупца.

Появляется Скотинин и спрашивает, кого хочет наказать сестра в день его сговора? В другой день он сам поможет наказать любого: «Не будь я Тарас Скотинин, если у меня не всякая вина виновата» . Разглядывая кафтан Митрофана, Скотинин говорит, что он сшит «изряднехонько» . Простакова велит Еремеевне накормить Митрофана, ибо скоро учителя придут. Еремеевна отвечает, что он уже 5 булок съел, а до этого всю ночь промаялся от обжорства. Митрофан рассказывает, что его мучали кошмары: матушка била батюшку. Митрофан жалеет, что мать устала от драки. Гж. Простакова называет сына «мое утешение» и отправляет его порезвиться.

Простакова и Скотинин беседуют о Софье. Скотинин предлагает: не грех бы ей узнать о сговоре. Простакова отвечает, что нечего ей докладываться. И вспоминает, как она хорошо относится к сироте. Простаков же уточняет, что вместе с Софьей взялись мы надзирать и за её деревенькой. Жена резко обрывает его. Скотинину не терпится жениться, чтобы объединить земли и разводить свиней, до которых у него «смертная охота» . Простакова утверждает, что Митрофан весь в дядю, тоже обожает свиней.

Слуга объявляет Простакову, что в село вошли солдаты с офицером. Простакова пугается, но муж её успокаивает, что офицер не допустит беспорядка солдат.

Г-жа Простакова (осматривая кафтан на Митрофане) . Кафтан весь испорчен. Еремеевна, введи сюда мошенника Тришку. (Еремеевна отходит.) Он, вор, везде его обузил. Митрофанушка, друг мой! Я чаю, тебя жмет до смерти. Позови сюда отца.

Г-жа Простакова, Еремеевна, Тришка.

Г-жа Простакова (Тришке) . А ты, скот, подойди поближе. Не говорила ль я тебе, воровская харя, чтоб ты кафтан пустил шире. Дитя, первое, растет; другое, дитя и без узкого кафтана деликатного сложения. Скажи, болван, чем ты оправдаешься?

Тришка. Да ведь я, сударыня, учился самоучкой. Я тогда же вам докладывал: ну, да извольте отдавать портному.

Г-жа Простакова. Так разве необходимо надобно быть портным, чтобы уметь сшить кафтан хорошенько. Экое скотское рассуждение!

Тришка. Да вить портной-то учился, сударыня, а я нет.

Г-жа Простакова. Ища он же и спорит. Портной учился у другого, другой у третьего, да первоет портной у кого же учился? Говори, скот.

Тришка. Да первоет портной, может быть, шил хуже и моего.

Митрофан (вбегает) . Звал батюшку. Изволил сказать: тотчас.

Г-жа Простакова. Так поди же вытащи его, коли добром не дозовешься.

Митрофан. Да вот и батюшка.

Те же и Простаков.

Г-жа Простакова. Что, что ты от меня прятаться изволишь? Вот, сударь, до чего я дожила с твоим потворством. Какова сыну обновка к дядину сговору? Каков кафтанец Тришка сшить изволил?

Простаков (от робости запинаясь) . Ме… мешковат немного.

Г-жа Простакова. Сам ты мешковат, умная голова.

Простаков. Да я думал, матушка, что тебе так кажется.

Г-жа Простакова. А ты сам разве ослеп?

Простаков. При твоих глазах мои ничего не видят.

Г-жа Простакова. Вот каким муженьком наградил меня Господь: не смыслит сам разобрать, что широко, что узко.

Простаков. В этом я тебе, матушка, и верил и верю.

Г-жа Простакова. Так верь же и тому, что я холопям потакать не намерена. Поди, сударь, и теперь же накажи…

Те же и Скотинин.

Скотинин. Кого? За что? В день моего сговора! Я прошу тебя, сестрица, для такого праздника отложить наказание до завтрева; а завтра, коль изволишь, я и сам охотно помогу. Не будь я Тарас Скотинин, если у меня не всякая вина виновата. У меня в этом, сестрица, один обычай с тобою. Да за что ж ты так прогневалась?

Г-жа Простакова. Да вот, братец, на твои глаза пошлюсь. Митрофанушка, подойди сюда. Мешковат ли этот кафтан?

Скотинин. Нет.

Простаков. Да я и сам уже вижу, матушка, что он узок.

Скотинин. Я и этого не вижу. Кафтанец, брат, сшит изряднехонько.

Г-жа Простакова (Тришке) . Выйди вон, скот. (Еремеевне.) Поди ж, Еремеевна, дай позавтракать ребенку. Вить, я чаю, скоро и учители придут.

Еремеевна. Он уже и так, матушка, пять булочек скушать изволил.

Г-жа Простакова. Так тебе жаль шестой, бестия? Вот какое усердие! Изволь смотреть.

Еремеевна. Да во здравие, матушка. Я вить сказала это для Митрофана же Терентьевича. Протосковал до самого утра.

Г-жа Простакова. Ах, Мати Божия! Что с тобою сделалось, Митрофанушка?

Митрофан. Так, матушка. Вчера после ужина схватило.

Скотинин. Да видно, брат, поужинал ты плотно.

Митрофан. А я, дядюшка, почти и вовсе не ужинал.

Простаков. Помнится, друг мой, ты что-то скушать изволил.

Митрофан. Да что! Солонины ломтика три, да подовых, не помню, пять, не помню, шесть.

Еремеевна. Ночью то и дело испить просил. Квасу целый кувшинец выкушать изволил.

Митрофан. И теперь как шальной хожу. Ночь всю така дрянь в глаза лезла.

Г-жа Простакова. Какая же дрянь, Митрофанушка?

Митрофан. Да то ты, матушка, то батюшка.

Г-жа Простакова. Как же это?

Митрофан. Лишь стану засыпать, то и вижу, будто ты, матушка, изволишь бить батюшку.

Простаков (в сторону) . Ну, беда моя! Сон в руку!

Митрофан (разнежась) . Так мне и жаль стало.

Г-жа Простакова (с досадою) . Кого, Митрофанушка?

Митрофан. Тебя, матушка: ты так устала, колотя батюшку.

Г-жа Простакова. Обойми меня, друг мой сердечный! Вот сынок, одно мое утешение.

Скотинин. Ну, Митрофанушка, ты, я вижу, матушкин сынок, а не батюшкин!

Простаков. По крайней мере я люблю его, как надлежит родителю, то-то умное дитя, то-то разумное, забавник, затейник; иногда я от него вне себя и от радости сам истинно не верю, что он мой сын.

Скотинин. Только теперь забавник наш стоит что-то нахмурясь.

Г-жа Простакова. Уж не послать ли за доктором в город?

Митрофан. Нет, нет, матушка. Я уж лучше сам выздоровлю. Побегу-тка теперь на голубятню, так авось-либо…

Г-жа Простакова. Так авось-либо Господь милостив. Поди, порезвись, Митрофанушка.

Митрофан с Еремеевною отходят.

Г-жа Простакова, Простаков, Скотинин.

Скотинин. Что ж я не вижу моей невесты? Где она? Ввечеру быть уже сговору, так не пора ли ей сказать, что выдают ее замуж?

Г-жа Простакова. Успеем, братец. Если ей это сказать прежде времени, то она может еще подумать, что мы ей докладываемся. Хотя по муже, однако, я ей свойственница; а я люблю, чтоб и чужие меня слушали.

Простаков (Скотинину) . Правду сказать, мы поступили с Софьюшкой, как с сущею сироткой. После отца осталась она младенцем. Тому с полгода, как ее матушке, а моей сватьюшке, сделался удар…

Г-жа Простакова (показывая, будто крестит сердце) . С нами сила крестная.

Простаков. От которого она и на тот свет пошла. Дядюшка ее, господин Стародум, поехал в Сибирь; а как несколько уже лет не было о нем ни слуху, ни вести, то мы и считаем его покойником. Мы, видя, что она осталась одна, взяли ее в нашу деревеньку и надзираем над ее имением, как над своим.

Г-жа Простакова. Что, что ты сегодня так разоврался, мой батюшка? Ища братец может подумать, что мы для интересу ее к себе взяли.

Простаков. Ну как, матушка, ему это подумать? Ведь Софьюшкино недвижимое имение нам к себе придвинуть не можно.

Скотинин. А движимое хотя и выдвинуто, я не челобитчик. Хлопотать я не люблю, да и боюсь. Сколько меня соседи ни обижали, сколько убытку ни делали, я ни на кого не бил челом, а всякий убыток, чем за ним ходить, сдеру с своих же крестьян, так и концы в воду.

Простаков. То правда, братец: весь околоток говорит, что ты мастерски оброк собираешь.

Г-жа Простакова. Хотя бы ты нас поучил, братец батюшка; а мы никак не умеем. С тех пор как все, что у крестьян ни было, мы отобрали, ничего уже содрать не можем. Такая беда!

Скотинин. Изволь, сестрица, поучу вас, поучу, лишь жените меня на Софьюшке.

Г-жа Простакова. Неужели тебе эта девчонка так понравилась?

Скотинин. Нет, мне нравится не девчонка.

Простаков. Так по соседству ее деревеньки?

Скотинин. И не деревеньки, а то, что в деревеньках-то ее водится и до чего моя смертная охота.

Г-жа Простакова. До чего же, братец?

Скотинин. Люблю свиней, сестрица, а у нас в околотке такие крупные свиньи, что нет из них ни одной, котора, став на задни ноги, не была бы выше каждого из нас целой головою.

Простаков. Странное дело, братец, как родня на родню походить может. Митрофанушка наш весь в дядю. И он до свиней сызмала такой же охотник, как и ты. Как был еще трех лет, так, бывало, увидя свинку, задрожит от радости.

Скотинин. Это подлинно диковинка! Ну пусть, братец, Митрофан любит свиней для того, что он мой племянник. Тут есть какое-нибудь сходство; да отчего же я к свиньям-то так сильно пристрастился?

Простаков. И тут есть же какое-нибудь сходство, я так рассуждаю.

Софья вошла, держа письмо в руке и имея веселый вид.

Г-жа Простакова (Софье) . Что так весела, матушка? Чему обрадовалась?

Софья. Я получила сейчас радостное известие. Дядюшка, о котором столь долго мы ничего не знали, которого я люблю и почитаю, как отца моего, на сих днях в Москву приехал. Вот письмо, которое я от него теперь получила.

Г-жа Простакова (испугавшись, с злобою) . Как! Стародум, твой дядюшка, жив! И ты изволишь затевать, что он воскрес! Вот изрядный вымысел!

Софья. Да он никогда не умирал.

Г-жа Простакова. Не умирал! А разве ему и умереть нельзя? Нет, сударыня, это твои вымыслы, чтоб дядюшкою своим нас застращать, чтоб мы дали тебе волю. Дядюшка-де человек умный; он, увидя меня в чужих руках, найдет способ меня выручить. Вот чему ты рада, сударыня; однако, пожалуй, не очень веселись: дядюшка твой, конечно, не воскресал.

Скотинин. Сестра, ну да коли он не умирал?

Простаков. Избави Боже, коли он не умирал!

Г-жа Простакова (к мужу) . Как не умирал! Что ты бабушку путаешь? Разве ты не знаешь, что уж несколько лет от меня его и в памятцах за упокой поминали? Неужто-таки и грешные-то мои молитвы не доходили! (К Софье.) Письмецо-то мне пожалуй. (Почти вырывает.) Я об заклад бьюсь, что оно какое-нибудь амурное. И догадываюсь от кого. Это от того офицера, который искал на тебе жениться и за которого ты сама идти хотела. Да которая бестия без моего спросу отдает тебе письма! Я доберусь. Вот до чего дожили. К деушкам письма пишут! деушки грамоте умеют!

Софья. Прочтите его сами, сударыня. Вы увидите, что ничего невиннее быть не может.

Г-жа Простакова. Прочтите его сами! Нет, сударыня, я, благодаря Бога, не так воспитана. Я могу письма получать, а читать их всегда велю другому. (К мужу.) Читай.

Простаков (долго смотря) . Мудрено.

Г-жа Простакова. И тебя, мой батюшка, видно воспитывали, как красную девицу. Братец, прочти, потрудись.

Скотинин. Я? Я отроду ничего не читывал, сестрица! Бог меня избавил этой скуки.

Софья. Позвольте мне прочесть.

Г-жа Простакова. О матушка! Знаю, что ты мастерица, да лих не очень тебе верю. Вот, я чаю, учитель Митрофанушкин скоро придет. Ему велю…

Скотинин. А уж зачали молодца учить грамоте?

Г-жа Простакова. Ах, батюшка братец! Уж года четыре как учится. Нечего, грех сказать, чтоб мы не старались воспитывать Митрофанушку. Троим учителям денежки платим. Для грамоты ходит к нему дьячок от Покрова, Кутейкин. Арихметике учит его, батюшка, один отставной сержант, Цыфиркин. Оба они приходят сюда из города. Вить от нас и город в трех верстах, батюшка. По-французски и всем наукам обучает его немец Адам Адамыч Вральман. Этому по триста рубликов на год. Сажаем за стол с собою. Белье его наши бабы моют. Куда надобно – лошадь. За столом стакан вина. На ночь сальная свеча, и парик направляет наш же Фомка даром. Правду сказать, и мы им довольны, батюшка братец. Он ребенка не неволит. Вить, мой батюшка, пока Митрофанушка еще в недорослях, пота его и понежить; а там лет через десяток, как войдет, избави Боже, в службу, всего натерпится. Как кому счастье на роду написано, братец. Из нашей же фамилии Простаковых, смотри – тка, на боку лежа, летят себе в чины. Чем же плоше их Митрофанушка? Ба! да вот пожаловал кстати дорогой наш постоялец.

Те же и Правдин.

Г-жа Простакова. Братец, друг мой! Рекомендую вам дорогого гостя нашего, господина Правдина; а вам, государь мой, рекомендую брата моего.

Правдин. Радуюсь, сделав ваше знакомство.

Скотинин. Хорошо, государь мой! А как по фамилии, я не дослышал.

Правдин. Я называюсь Правдин, чтоб вы дослышали.

Скотинин. Какой уроженец, государь мой? Где деревеньки?

Правдин. Я родился в Москве, ежели вам то знать надобно, а деревни мои в здешнем наместничестве.

Скотинин. А смею ли спросить, государь мой, – имени и отчества не знаю, – в деревеньках ваших водятся ли свинки?

Г-жа Простакова. Полно, братец, о свиньях – то начинать. Поговорим-ка лучше о нашем горе. (К Правдину.) Вот, батюшка! Бог велел нам взять на свои руки девицу. Она изволит получать грамотки от дядюшек. К ней с того света дядюшки пишут. Сделай милость, мой батюшка, потрудись, прочти всем нам вслух.

Правдин. Извините меня, сударыня. Я никогда не читаю писем без позволения тех, к кому они писаны.

Софья. Я вас о том прошу. Вы меня тем очень одолжите.

Правдин. Если вы приказываете. (Читает.) «Любезная племянница! Дела мои принудили меня жить несколько лет в разлуке с моими ближними; а дальность лишила меня удовольствия иметь о вас известии. Я теперь в Москве, прожив несколько лет в Сибири. Я могу служить примером, что трудами и честностию состояние свое сделать можно. Сими средствами, с помощию счастия, нажил я десять тысяч рублей доходу…»

Скотинин и оба Простаковы. Десять тысяч!

Правдин (читает) . «…которым тебя, моя любезная племянница, тебя делаю наследницею…»

Г-жа Простакова. Тебя наследницею!

Простаков. Софью наследницею!

Скотинин. Ее наследницею!

Г-жа Простакова (бросаясь обнимать Софью) . Поздравляю, Софьюшка! Поздравляю, душа моя! Я вне себя от радости! Теперь тебе надобен жених. Я, я лучшей невесты и Митрофанушке не желаю. То – то дядюшка! То-то отец родной! Я и сама все-таки думала, что Бог его хранит, что он еще здравствует.

Скотинин (протянув руку) . Ну, сестрица, скоряй же по рукам.

Г-жа Простакова (тихо Скотинину) . Постой, братец. Сперва надобно спросить ее, хочет ли еще она за тебя выйти?

Скотинин. Как! Что за вопрос! Неужто ты ей докладываться станешь?

Правдин. Позволите ли письмо дочитать?

Скотинин. А на что? Да хоть пять лет читай, лучше десяти тысяч не дочитаешь.

Г-жа Простакова (к Софье) . Софьюшка, душа моя! пойдем ко мне в спальню. Мне крайняя нужда с тобой поговорить. (Увела Софью.)

Скотинин. Ба! так я вижу, что сегодня сговору-то вряд и быть ли.

Правдин, Простаков, Скотинин, слуга.

Слуга (к Простакову, запыхавшись) . Барин! барин! солдаты пришли, остановились в нашей деревне.

Простаков. Какая беда! Ну, разорят нас до конца!

Правдин. Чего вы испугались?

Простаков. Ах, отец родной! Мы уж видали виды. Я к ним и появиться не смею.

Правдин. Не бойтесь. Их, конечно, ведет офицер, который не допустит ни до какой наглости. Пойдем к нему со мной. Я уверен, что вы робеете напрасно.

Правдин, Простаков и слуга отходят.

Скотинин. Все меня одного оставили. Пойти было прогуляться на скотный двор.

Читайте также: