Пришили ногу наоборот

Обновлено: 01.07.2022

Уникальную операцию провели британские врачи. То, что выглядит на картинке как нога, пришитая наоборот, на деле — еще более невероятная манипуляция. Подростку пришили голеностоп на место колена.

Тинэйджер из Северной Ирландии Тристин Стюарт уже несколько лет жаловался на боль в ноге. После проведенного обследования у 15-летнего мальчика обнаружили синовиальную саркому. Это жуткая опухоль поражает суставы и дает осложнения на костные ткани. Единственный вариант решения проблемы — ампутация.

Однако врачи смогли найти способ облегчить мальчику пользование протезом — ногу удалили частично, а на место колена пришили ступню, но «задом наперёд». Таким образом голеностопный сустав заменил собой коленный, создавая почти такую же возможность «амортизации».

Выглядит несколько необычно… пожалуй, даже шокирующе. Но 15-летний Тристин, который до этого мог передвигаться только на костылях или коляске, теперь свободно ходит на протезе и собирается заняться спортом вместе с паралимпийцами.

«Какая разница, как выглядит нога, Я знал только, что хочу снова бегать, и знаю, что так и будет», — передаёт слова ирландского подростка The Sun.

Саудовских медсестёр уволили из-за издевательского ролика с младенцем

Сегодня в Лондоне суд вынесет окончательное решение по делу смертельно больного Чарли Гарда

Школьница из Миссури (США), которой из-за редкой формы рака костей ампутировали ногу, наперекор судьбе и всем уверениям врачей бросила вызов и поставила себе цель — стать балериной.


Габи Шелл занималась танцами с шести лет. У девочки всё получалось, преподаватели видели в ней талант — говорили ей, что она сможет выйти на большую сцену. Но, когда малышке исполнилось девять лет, врачи поставили ей страшный диагноз "остеосаркома" — редкая форма рака, который поразил её колено. Родители боялись худшего.


Но, благодаря последним прорывам в области медицины и новаторской операции, в ходе которой её ногу пришили задом наперёд, Габи обрела уверенность в себе. Сейчас ей 15 лет и она снова встала на ноги, надеясь, что её пример вдохновит других людей.


Габи поняла, что с её коленом что-то не то, когда упала, катаясь на коньках. Это было в 2011 году. Родители успокаивали дочь, мол, это всего лишь ушиб и он пройдёт, но через две недели им пришлось везти Габи в больницу. Нога опухла и болела. Врачи тоже вначале диагностировали травму, но через несколько недель МРТ-сканирование выявило рак.

Мы пошли к доктору, и он сказал нам: "Мы думаем, что у вашей дочери рак — остеосаркома…" Я была в шоке и вначале подумала, что неправильно его услышала

ротационная пластика

У семилетней Амелии Элдред была процедура лечения рака костей, называемая ротационной пластикой, при которой часть ее ноги была ампутирована и пришита задом наперед. Выше, Амелия с матерью Мишель.

Когда Амелия Элдред, 7-летняя девочка в Англии, нуждалась в ампутации ноги, чтобы вылечить рак кости, врачи провели необычную операцию: они удалили среднюю часть ноги, а затем снова прикрепили, но задом наперед.

Операция звучит странно — это приводит к обращению назад ноги до уровня колена — врачи говорят, что это может позволить детям иметь более активный образ жизни и улучшать функцию ног по сравнению с другими вариантами лечения, такими как полная ампутация.

«Это был лучший вариант для нас», — сказала Би-би-си мама Амелии Мишель Элдред. Девочка сможет делать все, что она любит, включая танцы и спорт. С ампутированной ногой на всю длину у нее вряд ли будет большой диапазон движения.

Редкая процедура

Операция, через которую прошла Амелия, является редкой процедурой, известной как ротационная пластика, используемая для лечения опухолей кости, которые возникают вблизи колена. В этом случае у Амелии был диагностирован остеосаркома, наиболее распространенный тип рака кости у детей, что вызвало агрессивную опухоль в ее левой бедренной кости, сообщается в британском новостном выпуске Birmingham Live.

В операции такого типа врачи сначала удаляют среднюю часть ноги, которая включает нижнюю часть бедренной кости, колена и верхней кости голени. Затем они берут оставшуюся часть нижней ноги, поворачивают ее на 180 градусов и присоединяют к бедру. Нога повернута назад, поэтому она может функционировать как коленный сустав.

С протезом, прикрепленным к стопе, нога пациента, по существу, функционирует так же, как при ампутации ниже коленного сустава. Это важно, потому что с ампутацией выше колена пациенты должны тратить на 70 процентов больше энергии, чем обычно, для ходьбы с протезом , но с ампутацией ниже колена расход энергии составляет всего 20 процентов выше нормы.

Это хорошая альтернатива, позволяющая им быть очень функциональными с использованием современных протезов.

Ротационная пластика чаще всего проводится у детей в возрасте до 12 лет, которые, как правило, лучше адаптируются в использовании лодыжки в качестве коленного сустава. Кроме того, для маленьких детей другие варианты лечения рака кости являются более сложными.

Например, для лечения остеосаркомы можно использовать процедуру, техника которой требует от врачей замены части кости пациента металлическим имплантатом. Эти материалы не растут вместе с ребенком, поэтому потребуется несколько операций, чтобы сделать конечность длиннее, когда она должна расти вместе с ребенком. Напротив, при ротационной пластике в большинстве случаев это одна операция.

Другим преимуществом ротационной пластики является то, что она позволяет детям поддерживать очень активный образ жизни — включая участие в мероприятиях с высоким уровнем активности, таких как бег и прыжки, что было бы невозможно с искусственными конечностями. Пациенты после ротационной пластики, также избегают фантомной боли, которая обычно возникает при традиционной ампутации, потому что нервы в нижней ноге сохранены.

Амелия была диагностирована с остеосаркомой в августе 2017 года и имела несколько химиотерапевтических процедур, прежде чем пройти операцию по ротационной пластике в январе,. Недавняя проверка показывает, что кости Амелии срастаются вместе после операции, сообщает Birmingham Live.

Амелия «показала реальную храбрость и уверенность в демонстрируя свою ногу, даже если она выглядит немного по- другому,» д — р Ли Джейс, консультант ортопед в ортопедической больнице Royal в Бирмингеме, Англия, который выполнил операцию. «Я рад, что она сможет продолжать делать все, что может делать нормальный ребенок, включая спорт и танцы».

В США врачи пришили девушке ногу задом наперед ради балета Медицина, США, Балет, Габи Шелл

В 9-летнем возрасте жительница штата Миссури (США) Габи Шелл лишилась правой ноги выше колена из-за рака костей. Врачи пришили уникальной пациентке нижнюю конечность задом наперед, дабы она могла исполнить свою мечту и стать балериной.

В ходе новаторского хирургического вмешательства американские врачи удалили Габи Шелл больное раком колено, пришив к бедренной кости юной пациентки стопу. Теперь лодыжка служит для 15-летней жительницы Миссури коленом, позволяя юной девушке жить мечтой, занимаясь балетом. «Сумев победить рак и научиться жить полноценной жизнью с протезной ногой, я верю, что для меня не существует ничего невозможного», - прокомментировала Шелл итоги своей борьбы со страшной болезнью.

В США врачи пришили девушке ногу задом наперед ради балета Медицина, США, Балет, Габи Шелл

Очень странно подан материал. Из поста можно сделать вывод, будто врачи это сделали прямо-таки ради балета и это что-то необычное. А по факту это обычная практика заметы одного сустава другим, для расширения возможностей пациента. Так в таких ситуациях делают всем, вне зависимости от того чем пациент занимается. У меня на прошлой работе был дизайнер такой. Точно так же была стопа пришита вместо колена, точно так же ходил с протезом. Не знаю, как он своё колено потерял, но знаю что он так уже лет 15 как ходит. И в Москве, а не в США. Т.е. это прямо скажем не инновация и не персональный подход. И это просто врачебное решение подходящее в каких-то случаях.

сразу этот чувак вспомнился

Я не очень понимаю механику процесса, нужен кэп.

А что, есть параолимпийский балет?

А девочка-то какая симпатичная!

Ну это обычная практика, вроде как.

а это не читерство случайно ?

Интересно а как она стрижот ногти на ноге ?😱

Американская онкология изнутри, часть 55⁠ ⁠

Продолжаю эпопею о лечении рака моей подруги, предыдущая запись здесь. Очень коротко опишу происходившее за последние 5 дней.

Глава 166. Готовимся к химии.

Первая химия должна быть завтра, потом каждую неделю по вторникам. По описанию проходить будет примерно так, как когда-то у меня. С утра анализ крови, около часа ждать результата, потом консультация с онкологом, который даст добро на вливание. Около часа капельница со всякими средствами от тошноты и других побочек, потом около часа таксол, потом – раз в 3 недели герцептин и перьета, это еще часа 2. Место действия – одна большая комната, разгороженная занавесками. Вместе с пациентом пускают одного посетителя, завтра с ней поедет дочка, в следующий вторник я, дальше посмотрим. Не знаю, смогу ли я оттуда дистанционно работать, если нет, придется что-то придумывать, брать выходной каждую неделю у меня отпускных дней не хватит. Запланировано 17 еженедельных химий, потом, в зависимости от результата, либо АС (два других химпрепарата) раз в 2 недели, либо только герцептин и перьета раз в 3, либо операция.

Американская онкология изнутри, часть 54⁠ ⁠

Продолжаю эпопею о лечении рака, сейчас боремся за жизнь моей подруги, предыдущая запись недельной давности здесь.

Глава 161. Еще немного предыстории.

Зачем я продолжаю это писать? Во-первых, сам пользуюсь этими заметками как записной книжкой. Сейчас, когда надо вспомнить какие-то детали из моего собственного лечения трехлетней давности – вот они. Во-вторых, надо выговориться. А главная цель – просветительская. Может, кто-то, прочитав это, поймет, как важно вовремя пойти к нормальному врачу и что не надо бояться и оттягивать.

Неля перешла на натуральный и безврачебный образ жизни в 2003 году, когда умер от рака ее папа. Его прооперировали, сказали, что все нормально, а через 3 месяца всюду пошли метастазы и он умер в мучениях в госпитале – а мог бы, по ее мнению, уйти дома в мире и покое. После этого она от обычной медицины категорически отказалась. Стала вести «здоровый» образ жизни, заключающийся в первую очередь в «правильном» питании (то есть веганство, всё «органическое» и максимум дорогой экзотики типа кокосового масла и грибов шитаке; но периодически она делает исключения, например, на курортах «всё включено») и регулярных очистках (то есть клизмах, ЖКТ себе убила полностью).

Врачи, к которым она ходила все это время – натуропаты, интегральная и холистическая медицина. Чем-то они между собой различаются, но я разницы не вижу. Главное их на мой взгляд отличие от обычной медицины – то, что их методы не доказаны, следовательно не покрываются страховкой, следовательно пациент платит за всё из своего кармана. И суммы получаются очень значительные, потому что их сравнивают с теми, которые обычная медицина предъявляет страховке – а этих астрономических сумм пациент никогда из своего кармана не платит.

Неля ходила к интегральщику-болгарину, который периодически делал ей термографию и еще 5 лет назад увидел асимметрию правой и левой груди. Надо отдать ему должное, сказал идти к официальным врачам делать биопию, но она отказалась. Еще через 2 года опухоль стала прощупываться, она пошла к другому интегральщику – индусу. У него была лицензия онколога, но официальную химию он считал убийством. Чтобы не лишиться лицензии, в карточке писал и на приеме под запись говорил одно, а потом по телефону – другое. Сделал ей «греческий тест». Это такое исследование, в котором логика вроде есть, но клинически достоверность не доказана. По анализу крови составляется красивый график: насколько эффективны против данной опухоли радиация и все известные химиопрепараты. Вышло, что у Нели больше 70% не показал ни один препарат, то есть лечить как бы нечем.

Индус тоже поступил как честный человек и погнал ее оперироваться. Она опять отказалась. Тогда индус на глаз установил, что это очень агрессивный рак, стадия 3-4, вылечить нельзя, можно только продлить жизнь (вот убил бы его за такой диагноз). Стал делать химию тремя препаратами, у которых греческий процент был повыше, по очень странной схеме: человеку дается почти смертельная доза инсулина и на ее фоне – ослабленная доза химии. Якобы так химия лучше действует и меньше вредит. Неля кое-как пережила 4 таких химии, заплатила еще за 4, но тут настал коронависрусный карантин, лечение прекратилось, а там и индус помер от короны (поэтому убить его уже не получится).

Дальше она жила в состоянии обреченного смертельно больного человека. Бросила работу (по справке от индуса ей дали пособие), продала дом, со всеми попрощалась. Друзья всячески о ней заботились, ухаживали, собирали деньги, а когда она через 3 месяца не померла и даже вроде повеселела, обиделись. Тут она познакомилась со мной. Я ее пероидически пытался гнать к врачам, говоря, что опухоль растет и состояние ухудшается, но она только меняла натуропатов и утверждала, что всё под контролем.

Перестало быть под контролем в конце марта, когда опухоль стала увеличиваться на глазах каждый день и появился лимфостаз. Дальше я рассказывал в предыдущих постах. По состоянию на 1 мая мы имели: КТ, метастазы в ближних лимфоузлах, опухоль 7 см, биопсию HER2 3+, онколога доктора Д и предложенную им схему TCHP, где T и C – два вида химии, а HP – герцептин и перьета, действующие конкретно на HER2.

Глава 162. Второе мнение.

2 мая у нас была запись в клинику 2 к доктору Норе – это величайший в Чикаго хирург по раку груди, по крайней мере так считает Ленка, и к работающей с ней в паре онкологу, китаянке Че. Неля боялась долгой дороги в клинику, но доехали благополучно, даже не за 2 часа, а чуть меньше. Это та клиника, где я получал иммунотерапию и до сих пор наблюдаюсь раз в полгода.

Приема у Норы пришлось подождать. Нелю позвала медсестра, а мне пока велели посидеть в холле – ей только померяют вес-давление-температуру. Она вернулась, мы еще подождали, потом позвали обоих. Норе под 60, высокая, худая, полуседая, в больших очках, типаж сельской учительныцы или докторши из советских фильмов. Померила рулеткой опухоль, осмотрела, помяла, вынесла вердикт: стадия 3B (я удивился и обрадовался, что не 4-я), пока оперировать нельзя, надо лечить, если лечение подействует (а это будет видно уже через неделю после начала), и если нет метастазов в костях и мозге (что нет отдаленных метастазов в других органах, было видно на КТ, а сканирование костей и мозга мы тогда еще не делали), то через полгода можно оперировать. К ней записаться через месяц, она посмотрит, как действует химия.

Доктор Че вдвое моложе Норы, плотная, среднего роста, но явно ей подражает: точно такие же очки и такая же уверенная и напористая манера говорить. Предложила схему лечения немного другую, чем доктор Д: THP+AC, т.е. 4 сеанса раз в 3 недели, но только одна из двух химий плюс герцептин и перьета, a потом 4 сеанса раз в 2 недели две другие химии. Схема TCHP, сказала, тоже работает, но более жесткая, ее труднее переносить, а вообще дело вкуса. Посмотрела, что назначал покойный индус, долго подбирала цензурные слова, наконец сказала: очень оригинальный выбор препаратов, мы такое при раке груди никогда не назначаем. Сказала, что понимает, если мы выберем доктора Д, потому что к нему ездить не 2 часа, а 15 минут, и пообещала написать ему свои соображения.

В дороге и в процессе ожидания была уйма звонков из Нелиного ближнего госпиталя, где работает доктор Д, с назначением и переназначением всего необходимого. Разрулили нам два пересекавшихся мероприятия 3 мая: с утра эхо-ЭКГ, днем доктор К (хирург-онколог, третье мнение) в клинике 1 в центре Чикаго. 4-го МРТ мозга, 5-го сканирование костей. Оно занимает весь день, в 10 вводится контраст, в час собственно сканирование. Между ними всунули урок-консультацию для проходящих химию. Саму химию можно начать 10-го, но установка порта только 12-го. Если ждать порт, то первая химия 16-го.

Че сказала, что начинать лечение надо немедленно, можно первое вливание сделать в вену, а ко второму уже будет порт.

Глава 163. Третье мнение.

Эхо-ЭКГ понадобилось, потому что на обычном ЭКГ обнаружилась брадикардия (замедленные ритмы сердца), а герцептин влияет на сердце, надо контролировать. Сделали, чего-то там 71%, техник сказал, что выше 50% не страшно, но он не врач, врач посмотрит позже.

У доктора К тоже пришлось подождать, потом Нелю позвали одну, я остался в холле. Но здесь она не вернулась через несколько минут, а пропала с концами часа на два. Я пока расматривал девушек-регистраторш. Обычно в отделении 5-6 окошек, из которых работает одно-два, но тут в каждом кто-то сидел и бездельничал. В одном окошке сидела глубоко беременная девушка в окружении голубых воздушных шариков с надписью It's a boy. Когда она уходила, остальные очень нежно с ней попрощались, явно провожали в декрет.

Через два часа меня наконец позвали внутрь. Привели в комнату со столом и несколькими креслами. Завели туда же Нелю. Она рассказала, что ее уже осмотрел доктор, у них не положено родственникам присутствовать при осмотре. Доктора ей пришлось очень долго ждать, и от него пахло спиртным, видимо что-то отмечали. Понятно что: baby shower той регистраторши. Меня звать не хотели вообще, но Неля настояла.

Появился доктор К в сопровождении медсестры, ординатора и еще какой-то ассистентки. Худой, длинные седые волосы, яркая рубашка и очень яркий галстук, больше похож на художника, чем на врача. Прочел целую лекцию: лечение рака – это проект, вы – менеджер, а мы все тут, плюс доктор Д – ваша команда. Если химия пойдет нормально, через полгода можно будет оперировать. Между последней химией и операцией месяц отдыха. Опухоль очень большая, кожа повреждена, поэтому придется взять лоскут кожи со спины, чтобы закрыть рану. О протезировании речь не идет. После операции месяц отдыха и потом еще радиация, чтобы закрепить успех. И при всем при том 50% вероятность рецидива. Но если ничего не делать – тогда вероятность скорой смерти 100%.

Про начало химии сказал, что лучше без порта не делать, за лишнюю неделю ничего не случится, а если химия сожжет вену, это навсегда. Неля позвонила и перенесла первую химию на 17-е. Я вычитал, что есть такой метод cold cap – охлаждение кожи головы перед химией, помогает сохранить волосы. Спросили, доктор К назвал этот метод варварским и не всегда действующим, но если хотите – пожалуйста.

Глава 164. Результаты тестов.

4 и 5 мая Неля ездила на тесты без меня, я пытался хоть сколько-то поработать. МРТ мозга – все нормально. В отчете о сканировании костей было написано: небольшие накопления контраста на уровне 5-го грудного позвонка, в локтях и у щиколоток, скорее всего degenerative disease. Мы стали гуглить, что это такое, нашли, что это этим термином обозначают кучу болезней, включая рак. Решили, что это, наверное, так по-научному называются метастазы. Тем более что у Нели как раз начались боли в спине, именно в районе 5-го позвонка.

Еще медсестра на уроке спросила ее о состоянии зубов. Узнала, что у нее киста и свищ, который уже год назад зубной хирург отказался трогать: один зуб он ей перед этим удалил, заживало полтора месяца, дантисты вообще очень не любят лечить раковых больных, у них вечно осложнения и ничего не заживает. Медсестра сказала, что с незалеченными зубами никто химию делать не будет, очень большой риск воспаления, надо сначала лечить.

Еще и кардиологу не понравились 71%, он захотел сделать еще одно исследование, что-то там под местной анестезией, щуп вводится в вену в ноге и идет до сердца. Еще и опухоль заметно выросла и затвердела, причем в том месте, где делали биопсию. Неля уверена, что она растет именно из-за биопсии, но хирург Дениз, которая ее делала, говорит, что биопсия ни при чем, опухоль растет сама по себе.

Глава 165. Снова доктор Д.

В воскресенье вечером прилетела Нелина дочка из Европы. Ее позиция: мамочка, я помогу тебе чем хочешь, но я ничего в этом не понимаю, что ты скажешь, то и буду делать. Пошли втроем в понедельник к доктору Д. Больше одного посетителя в кабинет не пускают, дочка зашла, а я слушал их разговор с доктором по спикеру, слышно было с пятого на десятое.

Доктор Д внезапно оказался очень оптимистичен. Метастазов нет, degenerative disease – это начинающийся артрит. Сердце – ладно, сойдет. Зубы – ну что ж, придется пойти на этот риск, медлить нельзя. Боли – это опухоль давит. Неля призналась, что принимает марихуану и она пока помогает – ну и прекрасно, если перестанет помогать, что-нибудь пропишем. Cold cap – лучше не надо, лишние полтора часа мучений перед каждой химией и не факт, что поможет. А вот что надо – ледяные пакеты на руки и ноги, предотвращает нейропатию. Дочка вышла совсем с другим настроением, теперь мы вдвоем убеждаем Нелю, что все будет хорошо, главное правильно настроиться.

В Эстонию я все-таки еду, хотя всего на 5 дней, с 26-го по 30-е. Билет по крайней мере взял. 30-го в США праздничный день, получается меня не будет всего 2 рабочих дня и выходные. Неля все равно плачется, что я ее бросаю совсем одну, но надеюсь, как-нибудь обойдется.

Апдейт по ходу: Нора перезвонила, она доктора Д переубедила, будет правильная химия THP+AC. И вообще как-то она Нелей прониклась, велела держать ее в курсе дела.


Подростку из Северной Ирландии, пережившему ампутацию ноги, пришили ступню на место колена. Об этом сообщает издание Daily Mail.

15-летний Тристин Стюарт с 2014 года жаловался на боль в ноге. Спустя два года у него диагностировали синовиальную саркому — злокачественную опухоль, которая поражает суставы верхних и нижних конечностей. Спасти жизнь подростка могла только ампутация.

Врачи предложили не удалять ногу полностью, а отрезать лишь голень, после чего пришить на место потерянного колена повернутую задом наперед ступню. В этом случае голеностопный сустав будет играть роль коленного, что упростит использование протеза. Стюарт согласился.

После ампутации подросток передвигался на костылях, но теперь может свободно ходить на протезе и тренируется, чтобы научиться бегать. «Какая разница, как выглядит нога, — говорит он. — Я знал только, что хочу снова бегать, и знаю, что так и будет».

15 января сообщалось, что американская модель Лорен Вассер, несколько лет назад лишившаяся ноги из-за инфекции, попавшей в организм через гигиенический тампон, пережила ампутацию второй ноги.

Читайте также: