Шарф как у остапа бендера связать

Обновлено: 27.06.2022

Девочки, подскажите пожалуйста)нужно связать шарф Остапа Бендера. Там английская резинка и рыхлость должна быть. какие нитки лучше взять чтобы было похоже на оригинал?

Скопируйте код и вставьте в окошко создания записи на LiveInternet, предварительно включив там режим "Источник"


Девочки, подскажите пожалуйста)нужно связать шарф Остапа Бендера. Там английская резинка и рыхлость должна быть. какие нитки лучше взять чтобы было похоже на оригинал? Читать полностью

Построим каркасный дом вашей мечты

Каркасный дом с гаражом на 2 машины V203 "Аннистон"

Каркасный дом с двумя спальнями и террасой V183 "Палмер"

Каркасный дом с террасой V099 "Рутхерфорд"

Каркасный дом V095 "Кроун Поинт"

Комментарии


Сейчас у меня вяжется сеуд из

трех ниток Пехорки элитной


А вот такой из Ализе Ланаголд плюс

Забыла сказать - шарф у меня вязался для дочки, потому и пряжа такая. А для мужского пряжа должна быть тоньше - метров 200-250 на 100 гр (например Нако) и спицы меньше 5-6 мм


Я

сейчас такой шарф мужу вяжу. Вот попыталась сфоткать, но вечером, да ещё и пряжа чёрная, камера на планшета не ахти, но мне нравится как получается, вмеру рыхленько.

Вставка изображения

Можете загрузить в текст картинку со своего компьютера:

Загрузка списка альбомов.

Вставка изображения

Чаще всего на сайте читают:

1. Жизнь взаймы. Эрих Мария Ремарк Мужчина, его автомобиль, хрупкая девушка, умирающая от туберкулеза. Героиня тратит все деньги на платья Balenciaga, а герой очень хочет верить в лучшее. Ироничный и абсурдный финал переворачивает эту сентиментальную историю с ног на голову. Если верить в сомнительный тезис о том, что каждая девушка в 17 лет должна читать Ремарка, то пусть уж это будет "Жизнь взаймы". 2. Портрет Дориана Грея. Оскар Уайльд

В передаче "Тайны Мира" сейчас говорили про волшебные свойства соды. Без всяких диет и упражнений полежала в ванной 20 минут и все, пара кило ушли.

В жизни каждого из нас однажды происходят те события, которые сильно меняют нашу жизнь. И я не исключение. Вот об этом я и хочу поведать другим. На дворе тогда был 2006 год. Мне было 27 лет. Я уже 3 года была замужем, но деток у нас пока не было. Работала я в одной крупной компании бухгалтером. Считала зарплату на всю фирму. И наступил момент, когда на меня взвалили очень большой объем работы.

Когда давно ходишь беременной, весь мир кажется сказочным, а ты в нем, как минимум, фея. Круглая такая фея. Глаза блестящие, улыбка загадочная, походка… опущу про походку. И ты ждешь. И думаешь, съедая второе мороженое на скамеечке парка, ВОТ-ВОТ! Еще чуть-чуть и вот оно счастье! Ты много читала, ты спрашивала, ты всё-всё можешь себе представить. Но проходит время… и ты понимаешь… НЕПРАВДА! Итак, список того, к чему я была абсолютно не готова.



Это действительно самый простой, самый популярный и самый «творчески обыгранный» способ – один Остап Бендер чего стоит.

1 кром, *1 накид, 1 лиц снять не провязывая, 1 изн*, повторять до конца ряда, 1 накид, 1 лиц снять не провязывая, 1 кром.


2-ой ряд: 1 лиц (спицу ввести в лицевую предыдущего ряда), 1 изн, и т. д. до конца ряда, в конце ряда перед кромочной должна быть 1 лиц (спицу ввести в лицевую предыдущего ряда).

Но если все окружающие мужчины уже носят связанные Вами шарфы английской или жемчужной резинкой, можно-таки попробовать их удивить.


Набираем петли, кратно 14 2 кром. на спицы, заостренные с обоих концов

Ряд 2 . Цвет 2: Кромочную лицевой цветом 2, *1 накид, 1 изн снять не провязывая., 2 вместе лицевой, повторяем от * до конца ряда

Ряд 3 . Цвет 1 (работу передвигаем на другой конец спиц): 1 кром, * 2 вместе изн, 1 накид, 1 лиц снять не провязывая. Повторяем от * до конца ряда

Ряд 4 . Цвет 2: 1 кром. *2 вместе изн., 1 накид, 1 лиц снять не провязывая, повторяем от* до конца ряда. Работу не переворачиваем

Ряд 5 . Цвет 1 (работу передвигаем на другой конец спиц): 1 кром * 1 накид, 1 изн снять не провязывая, 2 вместе лицевой. Повторяем от * до конца ряда


Вяжется такой шарф с угла, лицевой гладью. Возьмем для примера пряжу Magic Super Excellence

Набрать 5 петель на спицы 3,5-4,0мм. В каждом лицевом ряду прибавлять по одной петле с каждого края (после кромочной), провязывая из 1ой петли 2, до тех пор, пока количество петель не достигнет 29. Далее прибавлять таким же образом петли только в начале ряда, в конце 2 последние петли провязывать вместе лицевой. Это, как Вы понимаете, делается для того, чтобы ширина шарфа не стремилась неукротимо к ширине одеяла, а имела вполне конечную величину, в нашем случае – 29 петель. Такой шарф можно связать и покороче, чем предыдущие, т.к. здесь важны не узел, на который шарф завязывается, а именно его « полосатая диагональность», которая смотрится вполне выигрышно и на небольшом шарфе.

Когда длина шарфа достигнет нужной длины (при этом измеряется та сторона, на которой петли прибавляются – т.е. начало ряда), закрывают по 2 петли в каждом лицевом ряду, остальные петли вяжут по рисунку. Так происходит до тех пор, пока все петли не будут закрыты.

Для того, чтобы не прятать концы ниток по окончании работы, их можно перекручивать в каждом ряду, независимо от того, будет в этом ряду смена цвета или нет. Т.е, если вязать полосу красной ниткой, то в начале каждого ряда рабочая (красная) нить перекручивается с не рабочей (чёрной) и наоборот при вывязывании чёрной полосы.

Если вывязывание цветных полос кажется сложным, диагональной полосатости можно достигнуть чередованием полос лицевой и изнаночной глади.

И последний на сегодня, но не далеко-далеко не последний способ вязания мужских шарфов – шарф, связанный по кругу. В нашем случае полоски этого шарфа являются поперечными Представляю вам «Шарф волшебника» от Berroco. «Фишка» этого шарфа в том, что он связан из буклированной пряжи. Мы можем предложить Вашему вниманию похожую на изображенную на фотографии - пряжу VITA Serpentin.

Одна из любимых всеми книг в нашей стране – «12 стульев», и один из культовых литературных героев – Остап Бендер.
Какова же история книги и ее героев? Какие фильмы сняты про Остапа Бендера?
Об этом и постараюсь здесь написать.

История создания романа «12 стульев» описывается в одной из глав книги Валентина Катаева «Алмазный мой венец».

3109898_11_Bender (250x333, 17Kb)

Известно, что Дюма-отец, автор "Трёх мушкетёров», писал свои многочисленные романы не один. Он нанимал авторов, чтобы они воплощали его замыслы на бумаге, а затем проходил рукопись «рукой мастера».

Валентин Катаев решил последовать примеру великого француза. Он предложил Илье Ильфу и Евгению Петрову (своим другу и брату) сюжет. Сюжет о бриллиантах, спрятанных во время революции в одном из двенадцати стульев гамбсовского гостиного гарнитура.
Они должны были написать черновик романа, а Валентин Катаев просто пройдётся по их трудам своим «блестящим пером». В отличие от Дюма-отца, Валентин Катаев предлагал печатать роман под тремя именами, а гонорар разделить поровну. Катаев в то время был очень популярен, но ему не хватало времени, чтоб реализовать все свои замыслы, а брату и другу поддержка не повредила бы.

3109898_Ilf_i_P12 (440x306, 23Kb)

Валентин Катаев оставил новоиспечённым литературным неграм подробный план будущего романа, а сам уехал на Зелёный мыс под Батумом сочинять водевиль для Художественного театра. Несколько раз И.Ильф и Е.Петров присылали ему телеграммы, прося советов. Катаев сперва отвечал им: «Думайте сами», а вскоре перестал отвечать, поглощенный жизнью в субтропиках .

Едва он вновь появился в Москве , как перед ним предстали его соавторы. Они сообщили ему, что уже написали более шести печатных листов, и один из них начал читать вслух. Уже через десять минут Катаев понял, что «рука мастера» этому роману не нужна! Соавторы великолепно выполнили заданные им сюжетные ходы, отлично изобразили портрет Воробьянинова , а главное - ввели великолепного персонажа — Остапа Бендера .

После этого Валентин Катаев переписывает договор с издательством на И. Ильфа и Е. Петрова.

Основой для сюжета романа послужил рассказ А. Конан-Дойля «Шесть Наполеонов», в котором драгоценный камень спрятан внутри одного из гипсовых бюстиков Наполеона. За бюстиками охотятся двое жуликов, один из которых перерезает другому горло бритвой… После выхода книги «Двенадцать стульев» авторы получили подарок от друзей по писательскому цеху — коробку, внутри которой лежало шесть пирожных «наполеон» .

Наконец в январе 1928 года роман завершён , и с января по июль он публикуется в иллюстрированном ежемесячнике « 30 дней ». Главным редактором журнала «30 дней» тогда был акмеист В. И. Нарбут (1888— 1938), старый одесский знакомый Катаева.

3109898_30dnei (315x425, 9Kb)

Этот плутовской роман сразу стал популярен.

Известен даже случай плагиата, - в Австралии, в «Сидней Джорнал» был опубликован рассказ из серии «юмор на спортивную тему»: точно воспроизводилось «выступление» Бендера в Васюках, правда, действие переносилось в Австралию, а Остапа Бендера (не очень перегрузив свою фантазию) авторский коллектив редакции переименовал в Остина Бенда.

Например, Никифор Ляпис-Трубецкой был списан с поэта Осипа Колычева (Яков Сиркес), одесского друга авторов. Колычев сотрудничал с десятками изданий, каждому предлагая стихи «на злобу дня».

Прототипом Авессалома Изнуренкова был некто Глушаков, человек окололитературный, давший в двадцатые годы сотни тем для фельетонов и карикатур всем московским сатирическим журналам.
Киса Воробьянинов – двоюродный дядя Евгения Петрова и Валентина Катаева.

Даже архитектурные сооружения были взяты не с потолка. Так, общежитие имени Бертольда Шварца – дом и комната Ильфа, где, кроме матраца на кирпичах, стола и стула, не было ни одного предмета.

Считают, что прообразом для описанного в романе города Васюки послужил Козьмодемьянск , что оспаривается жителями расположенного выше по течению Васильсурска . В Козьмодемьянске ежегодно с 1995 проводится юмористический фестиваль «Бендериана», названный в честь Остапа Бендера . В пользу Козьмодемьянска говорит тот факт, что расположение города точно соответствует описанию в книге.

3109898_Ben_Miron (350x297, 32Kb)

Прототипов Остапа Бендера сначала называли несколько, например некоего Митю Агатова. А литературовед Л.М. Яновская считала, что Остап списан со старшего брата Ильфа, Александра Файнзильберга, художника, носящего псевдоним Сандро Фазини. Можно смело говорить о том, что ее ввело в заблуждение фото из журнала в архиве Ильфа, где Сандро Фазини запечатлен с шарфом вокруг шеи и подписью под фотографией: «Одесский апаш». Так на французский лад называли некогда налетчиков и хулиганов. В двадцатые годы шарфы носили тысячи одесских франтов согласно моде того времени.
Также следует отметить, что в 1926 году, за год до появления Бендера на страницах книги, в Москве, где жили Ильф, Петров и Катаев, с большим успехом в театре Вахтангова была поставлена пьеса Михаила Булгакова «Зойкина квартира», показывающая нравы нэпа. В пьесе действует персонаж Аметистов. Это обаятельный пройдоха, элегантный мошенник, выпутывающийся из различных ситуаций. Голубая мечта Аметистова — Лазурный берег и белые штаны («- Ах, Ницца, Ницца. [ср. О, Рио, Рио. ] Лазурное море, и я на берегу его — в белых брюках! »

Но в книге «Алмазный мой венец» Катаев раскрыл тайну Остапа Бендера.

(Кстати, «Алмазный мой венец» - очень интересная книга, автобиографический роман-загадка.)

3109898_11_Osip_Shor (273x375, 26Kb)

Кто же человек, ставший прототипом Остапа Бендера?
Это - Осип (Остап) Вениаминович Шор (1899 -1979). Для друзей и близких – Остап. Родился Шор в Одессе. С детства он занимался спортом. Его спортивные заслуги в футболе высоко оценивал один из первых российских летчиков и чемпион Европы по велоспорту Сергей Уточкин, прочивший Остапу чемпионскую славу. Именно футбол сблизил его с писателем Юрием Олешей, их дружба продолжалась почти полвека. Он был сотрудником УГРО, футболистом, путешественником…. Был приятелем Э.Багрицкого, Ю. Олеши, Ильфа и Петрова…
Осип Шор

Старший брат Осипа Анатолий (Натан) Фиолетов стал известным поэтом-футуристом . (Разыграли Натан Шор и Эдуард Дзюбин два цвета – фиолетовый и багровый, так на свет родились два поэта – Анатолий Фиолетов и Эдуард Багрицкий).
В 1914 году выходит его первая книга «Зеленые агаты», стихи печатают петербургские и московские журналы.

Есть нежное преданье на Нипоне
О маленькой лошадке, вроде пони,
И добром живописце Канаоко,
Который на дощечках, крытых лаком,
Изображал священного микадо
В различных положеньях и нарядах.

В дом к брату приходили друзья, молодые поэты и писатели: Эдуард Багрицкий, Валентин Катаев, Яков Гольдберг, Зинаида Шишова, Семен Кессельман. Читали стихи, спорили и мечтали. Это была особая порода людей, составивших целую литературную школу – «юго-западную», или «левантийскую», как позже ее окрестили литературоведы.
Брат сыграл очень важную роль в судьбе Остапа, но об этом потом.

Остап часто присутствовал на этих вечерах и прекрасно разбирался в литературе, хотя сам не написал ни одной поэтической строчки.
Зато все с большим удовольствием слушали истории, которые он рассказывал. Особенно они нравились Илье Ильфу и Юрию Олеше, они часто просили повторить наиболее смешные.

В 1916-м Шор поступил на первый курс Петроградского технологического института, а в 1917- уехал на родину.

Домой Остап добирался около года. Деньги обесценивались с каждым днем, поезда не ходили, работы не было, ввели военный коммунизм. Чем он только не промышлял по пути домой!

3109898_Bengric (508x382, 30Kb)

Рассказанные им истории о том, как он, не умея рисовать, устроился на агитационный пароход художником, или о том, как давал сеанс одновременной игры в каком-то глухом городишке, представившись международным гроссмейстером, отразились в «12 стульях» практически без изменений.
Кроме того, Осип женился на тучной женщине, послужившей прототипом мадам Грицацуевой. Причем, сделал он это из меркантильных соображений - времена были голодные, а она держала лавку.

Так и пережил зиму. Жизненного опыта, накопленного за год, хватило бы на целый роман.

И роман был написан, только написал его не Остап – он стал прототипом. Многие эпизоды Ильф и Петров почерпнули из историй, рассказанных Остапом Шором в уютной одесской квартире.

И внешность, и характер и речь Остапа Бендера взяты у Осипа Шора.

И многие знаменитые «бендеровские» фразы – «Лед тронулся, господа присяжные заседатели!», «Командовать парадом буду я!», «Мой папа был турецко- подданный. » и другие – были почерпнуты авторами из лексикона Шора.

А вот ещё несколько эпизодов из рассказов или баек Шора.
30 мая года Осип Шор праздновал день рождения. Поздравлять его пришли разные люди - сахарозаводчик Кутякин, бандит Васька Косой и раввин местной синагоги Берштейн. Все они обращались к имениннику с почтением и благодарили его за гениальные идеи. Что за идеи?

Купец Кутякин был обязан Осипу по гроб жизни за то, что тот помог избавиться от конкурента, купца Розенбаума. Оба они консервировали вино сахаром, и у обоих оно прокисало, не доехав и до Самары. Шор нашептал купцу Розенбауму тайный рецепт - если в вино добавить борной кислоты, то оно не превратится в уксус, даже доехав до Хабаровска. В результате Розенбаум разорился - у вина оказался такой букет, что его не стали пить даже горькие пьяницы.

Банда Васьки Косого давно присмотрела для грабежа банк, но там была огромная дверь с кодовыми замками, к которой было не подступиться. Только взглянув на здание банка, Осип понял, что дверь открывать не потребуется, нужно лишь переодеться трубочистами и попасть в банк через печные трубы. Стоит ли говорить, что Шор получил свой процент после осуществленного ограбления.

Но самую остроумною идею он предложил раввину. Берштейн хотел лучшей жизни для своих прихожан, и он по совету Осипа начал продавать места в раю. Для наглядности на стене синагоги был вывешена схема рая, представленная, как дорогой пансионат. Внизу был прейскурант, где каждый мог выбрать себе местечко в раю по вкусу и по карману. На взносы желающих раввин отреставрировал синагогу и отремонтировал собственный дом.
………………..

Шор вернулся в Одессу в самое тяжёлое время. За короткое время в городе сменилось 14 властей, иногда хозяйничали несколько властей одновременно. Так, на Пересыпи обосновались большевики. Территорию от вокзала до Аркадии контролировали гайдамаки и петлюровцы. Центр был под властью интервентов и белой гвардии.

Молдаванкой же владела армия налетчиков Михаила Винницкого, больше известного как Мишка-Япончик.

Город утопал в бандитизме. Одесситы были вынуждены объединяться в народные дружины по борьбе с уголовщиной. Наиболее отчаянным были присвоены звания инспекторов уголовного розыска. Инспекторами угро стали Анатолий Фиолетов, Евгений Петров, Остап Шор.

Итак, в апреле 1918 года Шор стал ведущим оперуполномоченным Одесского уголовного розыска и за короткий срок нанес ощутимый удар по банде Мишки-Япончика: раскрыл дела об ограблении двух банков и мануфактуры, устраивал удачные засады и брал налетчиков с поличным.

Кстати, Мишка-Япончик, с которым боролся Шор, стал прототипом Бени Крика, из «Одесских рассказов» И. Бабеля.
Прототипы двух знаменитых литературных героев – Остапа Бендера и Бени Крика – люто ненавидели друг друга. Япончик считал Остапа своим личным врагом и прилюдно пообещал отомстить. Однажды вечером бандиты схватили Остапа на Ланжероновской улице и повели на расстрел в портовые доки.

Но, проходя мимо кафе Фанкони, сыщик сумел затеять ссору с кем-то из сидевших за уличным столиком. Началась потасовка, перестрелка… Бандиты посчитали за благо ретироваться.

Такие руки только снятся
В блаженном и безгрешном сне.
Их легкой ласке покоряться
Сладчайший жребий выпал мне.
.
А ведь ее книги многие, наверняка, читали. Зинаида Константиновна Шишова внесла немалый вклад в литературу. Она известный прозаик, автор исторических романов.
Шишова написала книги об эпохе Колумба - («Великое плавание», «Путешествие в страну Офир»), цикл книг о Джеке-Соломинке.
…………
Стихи Фиолетова ценил Бунин, процитировавший одно его четверостишие в
«Окаянных днях»


Шкловский Евгений Александрович родился в 1954 году. Закончил филологический факультет МГУ. Автор книг прозы “Испытания”, “Заложники”, “Та страна”, “Фата-моргана”. Постоянный автор журнала.

поехали

Мне нравится, что она любит свою машину. Нравится бескорыстно, а вовсе не потому, что иногда она подвозит меня к метро, освобождая от необходимости трястись на трамвае или автобусе. Мне нравится отвага этой миниатюрной женщины, ее уверенность за рулем, как ловко и бесстрашно она маневрирует в потоке несущихся машин. Мне нравится, что она так легко и беззаботно относится к своей старенькой “тойоте”, у которой уже плохо закрываются двери, скрипят панели и которая все-таки заводится и едет, несмотря ни на что. Как ни странно, но с ней чувствуешь себя в машине совершенно спокойно — именно потому, что сама она нисколько не волнуется. А ведь могла бы — на дороге столько неожиданностей, превратностей, случайностей. Однако это не должно касаться ее. С застенчивым смешком она рассказывает, что ее машину дворники почти забросали снегом, так что ей пришлось забираться через другую дверь. Или что недавно слегка въехала в грузовик, к счастью, почти без последствий, только чуть поцарапала бампер. Ну и что сказал шофер грузовика? А ничего не сказал, только вышел, посмотрел, покачал головой… Это рождает во мне теплое чувство, даже больше чем симпатию. Нечто отеческое, если угодно. Когда я думаю про нее, то тут же вижу и ее машину, маленькую красную “тойоту”, засыпанную по крышу рыхлым, посеревшим от городской пыли снегом, который она разгребает, чтобы приоткрыть дверь и влезть внутрь.

Обычно я вижу ее, когда она уезжает, ранним утром, это происходит в одно и то же время, около восьми, поздней осенью и зимой еще темно, она, в темной короткой куртке и в красной вязаной шапочке, выходит чуть пораньше, потому что на дорогах скользко, пробки, и она предусмотрительно оставляет на дорогу больше времени. По вечерам мы не всегда совпадаем, она частенько задерживается, может, дела заставляют сидеть сверхурочно, а может, специально, чтобы переждать, пока схлынет поток машин. Я ухожу домой, так и не дождавшись ее возвращения. Бывает и наоборот: я возвращаюсь, а ее машина уже припаркована на своем обычном месте, значит, я уже не увижу ее — ни как она выпрастывает ногу в джинсах из салона, ни как обходит напоследок автомобиль, проверяя, все ли в порядке, не забыла ли она выключить фары и хорошо ли закрыты двери. Иногда она нежно проводит ладонью по крыше, словно прощаясь со своей любимицей на ночь.

Мне кажется, она не видит меня, поскольку моя “восьмерка” припаркована в нескольких метрах за другими машинами, да и много ли там различишь, тем более если окна затонированы. И какая ей разница, есть там кто или нет? Я же много времени провожу здесь, в машине, покуривая, слушая негромко включенную музыку или даже просто так, откинувшись в кресле и ни о чем не думая. Да, мне нравится сумрак, запах бензина, мелькание бликов и теней за стеклом. Зимой, конечно, долго не просидишь, если не гонять вхолостую мотор и не греть печку, я и не сижу долго, достаточно часа, чтобы прийти в себя, расслабиться. Раньше меня точно так же успокаивало вождение машины. Раньше…

А теперь я выхожу к машине поздно вечером или рано утром, сажусь и просто сижу. Временами мне кажется, что я еду, еду, совсем как когда-то… Я слегка кручу руль, выжимаю сцепление, переключаю ручку передач. Но я никуда не еду, и это продолжается вот уже три года. Меня тянет к ней, как к женщине, только здесь, удобно устроившись на сиденье, ощутив под подошвами упругие педали, я обретаю нечто забытое, отдаленно похожее на внутреннее равновесие. Единственное утешение, что когда-то я все-таки смогу поехать, когда-то это обязательно произойдет, и прокатиться не сотню метров возле дома, а поехать по-настоящему — вырулить на трассу, влиться в поток. Собственно, это можно бы сделать в любую минуту, машина в полной исправности, бензин залит, чего еще.

Ну да дело за малым. Я должен преодолеть — преодолеть нечто внутри себя, может быть, страх, а может, еще что-то, вызывающее тошноту и головокружение, лихорадку и дрожь в конечностях, едва мне стоит всерьез задуматься о дороге. Да, я не могу сам вести машину, не могу, я знаю, это болезнь, и я смотрю с тоской на девочку-женщину с короткими темными волосами, уверенно садящуюся в свою маленькую красную “тойоту” и через некоторое время трогающуюся с места. Нет, я не завидую ей, я ею восхищаюсь: она, такая слабая и беззащитная, колесит по улицам огромного города и не только, ее не пугают другие машины, пешеходы, непредвиденные ситуации. Она живет так, словно ей ничто не угрожает, легко, почти воздушно. Она уверена, что все в жизни создано для нее, ее не беспокоит статистика дорожных происшествий, количество жертв и пострадавших, как-то ей удается, и это почему-то внушает мне надежду. Если она может, то и я…

А что “и я”? Ничего я не могу поделать с собой: лихорадка и дрожь возникают внезапно, лицо бледнеет или, напротив, начинает гореть, бешено колотится сердце, тошнота подкатывает к горлу… Я прекрасно сознаю, что мин вокруг нет, все, что угодно, но только не мины, и тем не менее. Раны давно зажили, физически я абсолютно здоров, только еще побаливает правая нога, но и она нормально сгибается, я пригоден к этой жизни, могу ходить много километров, ездить в общественном транспорте, поднимать и носить большие тяжести, я вполне полноценен, но я не могу выехать из двора… Однажды меня даже вырвало (еле успел выскочить из машины), когда я все-таки попытался это сделать. Понятно, что все это последствия шока, стресса, контузии, но от этого ничуть не легче. Врач сказал, что все будет в порядке, вопрос времени, лекарства, которые я пью, должны помочь, но главное — время, которое, как известно, все лечит. Мне повезло больше, чем другим. Только я один и выжил после того взрыва.

Зимой шарфы и платки становятся нашими любимыми аксессуарами. И если летом платок – это скорее прихоть, то зимой это настоящая (приятная) необходимость. Поэтому вспомнить несколько основных способов завязывать шарф или тёплый платок совсем не помешает.

Способ №1: быстрый асимметричный

Семь способов носить шарф, фото № 1

Этот способ самый быстрый и при этом достаточно эффектный. Он хорошо подходит для широких шарфов, которые достаточно залихватским движением Остапа Бендера закинуть назад, обогнув вокруг шеи всего один раз и оставить по длинному концу и на одном плече, и на спине. И если шарф действительно широкий, всё равно будет тепло и красиво.

Семь способов носить шарф, фото № 2

Способ №2: высокий

Один из самых эффектных и при этом практичных вариантов – когда хочется максимального тепла и чтобы шарф наверняка поместился под верхней одежды. В английском варианте его забавно называют turtleneck – как шея черепахи и горло у водолазки. Возможны игривые вариации с кончиками узелка: можно совсем их спрятать, а можно, наоборот, выпустить один или оба.

Семь способов носить шарф, фото № 3

Способ №3: угол

Платки бывают такие красивые, что сворачивать их в тонкую трубочку рука не поднимается – хочется показать его во всей красе. Тем более, что на некоторых платках (например, в этом экземпляре Leon & Harper) рисунок расположен таким образом, что в зависимости от выбранного угла будет разный вид, можно варьировать по настроению. И ещё – под углом прячется узел, как видно на схеме, так что это тоже очень тёплый способ.

Семь способов носить шарф, фото № 4

Способ №4: мужской, или европейский

В иностранных руководствах этот способ почему-то называют европейским, а у нас он больше ассоциируется с классическим мужским кашне. И раз уж последнее время стало очень модно всё заимствовать у мужчин, не грех занять у них и этот удобнейший вариант. В зависимости от длины и фактуры шарфа или платка он может выглядеть по-разному, но всегда достаточно плотно прилегает к шее (греет) и аккуратно смотрится под верхней одеждой или поверх неё.

Семь способов носить шарф, фото № 5

Способ №5: бесконечность

Самый неожиданный, на наш взгляд, способ превращения шарфа или платка в нечто красивое на шее. Обычный платок связывается противоположными уголками для превращения в замкнутое кольцо, перекручивается восьмеркой и удобно располагается на шее. Степень плотности и количество перекручиваний зависит от размера платка и желания владельца. Результат – всегда разный и всегда удачный.

Семь способов носить шарф, фото № 6

Способ №6: классика

Вот уж основа основ – простейший и очевиднейший способ ношения шарфа. Оставить конец покороче с одной стороны, обмотать оставшийся длинный конец один или два раза вокруг шеи и расположить его тоже спереди, с другой стороны. Просто, прекрасно, универсально.

Семь способов носить шарф, фото № 7

Способ №7: хитрая петля

Эти чуть более сложные манипуляции можно и нужно проделывать с достаточно большими и довольно тонкими платками и шарфами, чтобы красиво задрапировать их. В результате получается тот самый якобы «небрежный», довольно богемный вид, за которым гоняются разные охотники на стрит-фэшн.

Читайте также: